Плейлист

IMG_8690

Сегодня исполнилась неделя, как начался Великий пост. Он велик потому, что установлен в подражание 40-дневному посту Христа и в память Его страданий и смерти. Страдания и смерть Христа вместе с воскресением Его открыли нам жизнь, и мы подвигом поста чтим страдания Христа, чтобы, очистившись постом, войти в открытую дверь бессмертия. Если вы ходили к будничным богослужениям первой седмицы, то могли слышать изложение церковного взгляда на пост. Это вековой взгляд, который создан вековым опытом великих душ и им проверен. Пост, по учению Церкви, прежде всего есть трезвение, бодрствование души. «Трезвися, душе, бодрствуй», – зовет Церковь, открывая подвиг поста.
А что такое бодрствование души? Это обращение души в самоё себя и выправление всех её сил. Вот в чем великая сущность поста: в поставлении дущи на страже своего внутреннего мира, чтобы отсечь от него всё, искажающее его. Так молит Церковь: «Истинный пост, пост Бога, есть злых отчуждение, ярости отложение, похотей отлучение, сил оскудение, есть пост истинный и благоприятный».
«Отчуждение злых» – выкидывание из себя всего наносного зла, всего ненормального, противного душевной природе. «Отложение ярости» – приобретение душевной ясности и душевного равновесия. «Отчуждение похоти» – освобождение от похотей, этих болезней душевных, истребление их. Вот каков истинный пост души, внутренний пост, и он благоприятный, ибо освобождает душу от болезней и возвращает ей здоровье. Утвердивши эту сущность поста, Церковь говорит о внешнем посте, т.е. посте тела, о воздержании в пище. Настолько связаны внутренний и внешний посты, что Церковь даже не мыслит одного без другого и прямо говорит, что один внешний, телесный пост сам по себе вовсе и не нужен. Он – пустая форма, самоограничение, не дающее успеха, если одновременно нет поста души.
«Постящиеся, братие, телесно, постимся и духовно». «Пост не воздержание от брашен точию (не только от пищи) совершим, но от всякия вещественныя страсти отчуждение». «Начнем пост, – учит Церковь, – в добрых пребываниях… в судах бо и распрях не постимся» (т.е. в ярости, злобе, осуждении, немирности, одним словом – в страсти – не постимся). Почему при бодрствовании души необходимо ограничение в пище? Церковь дает ответ и на это.
Оболочкой души является тело, и между душой и телом существует неразрывная связь. При здоровом состоянии души соотношение души и тела – нормально, т.е. оболочка как начало низшее, материальное, подчинено высшему – духу. При болезни души это нормальное соотношение меняется: оболочка из служебного положения переходит в господствующее. При всякой страсти, этой болезни души, тело становится орудием этой страсти, оковами, пленяющими душу. Вы думаете, что вы свободны в своем мышлении, в своих чувствах, в своих действиях? Напрасное обольщение. Нужны примеры? Разве ум не подчинен страсти, например, гнева, гордости? Разве чувства не отравлены у того, кто стремится к одним наслаждениям? Разве воля не порабощена при похоти, играющей человеком, как ей хочется? Истинно: люди – рабы страстей, греха. Плен тела приставил к нам надсмотрщиков и поработителей – страсти наши, и они бичуют нас же, вызвавших их к жизни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Print Friendly

Pages: 1 2

Добавить комментарий

Чемальский вестник
Счетчики
Индекс цитирования. Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг алтайских сайтов
«Узнай о своих долгах»!
Рейтинг@Mail.ru