Плейлист

TAE_5827

Более 40% жителей Республики Алтай привиты от гриппа в рамках плановой иммунизации населения. Прививка от новейшего штамма вируса имеется у пятидесяти трёх тысяч взрослых и тридцати шести тысяч детей. В Чемале этой осенью привито ещё большее количество жителей, чем в прошлом году. Специалисты отмечают, что иммунизация достаточного числа людей позволит создать так называемый «коллективный иммунитет». Это позволит избежать высокого уровня заболеваемости. «Прививание необходимо для первоочередной защита от гриппа», — не устают повторять врачи.

В Германии прививаются все
Педиатр Ирина Владимировна Захарова работает в Чемальской районной больнице на протяжении двадцати пяти лет. Ежедневно она решает сложнейшую задачу: понять, что именно беспокоит юного пациента, особенно, такого, который ещё не умеет говорить. В интервью «Чемальскому вестнику» она рассказала, как отразился на жителях района протест против вакцинации определённой группы населения. Поделилась Ирина Владимировна и любопытной информацией из своей практики. Например, было интересно узнать, что витамины не всегда помогают здоровью, а наоборот, могут усугубить течение некоторых болезней.
— Почему нужно делать прививки?
— Они формируют иммунитет. Если человек привит от гриппа, то он им не заболеет, а если и заболеет, то в лёгкой форме. Симптомы будут выражены гораздо меньше.
Известно, что раньше от лепры умирали, а сейчас её нет. Она изжила себя только потому, что население было полностью от неё привито. Сейчас мы заново прививаем от дифтерии: в 90-х годах ею уже никто не болел и многие решили, что прививаться уже необязательно. Но недавно заболевание вновь стали диагностировать. Когда изучили такие случаи, оказалось, что в каждом из них заболел непривитый ребёнок. Теперь поднимает голову корь. В Барнауле от неё слегли несколько детей, после чего в городе перестали принимать в школы и детские сады без соответствующей прививки.
— Наверное, родители боятся проблем, которые, по их мнению, может вызвать прививка. Поэтому отказываются от вакцинации.
— За 25 лет работы я ни разу не видела серьёзных осложнений. Да, иногда бывают покраснения кожи, температурные реакции, но не более. По телевизору я слышала о таких случаях, но дело в том, что мы не знаем, что там было на самом деле. Допустим, сюжет по ТВ показали, а потом выяснилось, что ребёнок давно уже страдал каким-то вялотекущим заболеванием.
В нашей больнице мы всегда смотрим на общее состояние перед вакцинацией. Мы не будем ставить прививку даже в случае насморка. Только совершенно здоровому человеку.
В качестве прививочного материала тоже не стоит сомневаться: сейчас очень строгие требования к хранению и транспортировке вакцины даже по сравнению с советскими стандартами.
Ещё в начале моей работы в больнице умер от гриппа один ребёнок. Тогда прививки ставили гораздо реже, и он тоже был непривитый. Мальчик заболел, температура держалась на уровне 39-40 градусов. Ни кашля, ни насморка у него не было. В больницу его привезли лишь на третий день. Температуру снять оказалось невозможно, и вскоре он умер. Никаких смертельных заболеваний вроде пневмонии или менингоэнцефалита у него не нашли.
— Получается, его убила только температура?
— Да. Мы и капельницу ставили, и что только ни делали. Но ничем не смогли помочь. Грипп подействовал на головной мозг, развилась нейроинфекция.
В этом году многие перенесли коклюш, который тоже давно не встречался. А если посмотреть, кто им болел, то оказывается, что это дети из Аската, где вакцинацию не признают. Они «принесли» коклюш в Чепошскую школу, где учатся. А привитые чепошские школьники сами не заболели, но передали инфекцию младшим братьям и сёстрам, ещё непривитым в силу возраста. В итоге в Чепоше в основном болели дети в возрасте до трёх лет.
Не прививаются в нашем районе 20 процентов детей. И это количество не уменьшается. Противники вакцинации раньше были только в Аскате, сейчас к нему присоединились Турбаза Катунь, Элекмонар, Уожан — словом, те сёла, где много приезжих…
— А это не чревато эпидемией?
— Да, заболеваемость растёт, когда падает привитость населения. Моя однокурсница работала в Германии и рассказала, что там, как у нас, никто не бегает за людьми с просьбой поставить прививку. Даже такого вопроса не стоит, надо делать или нет. Открыты специальные кабинеты, где люди платят деньги и получают вакцину. Детей без неё не пустят ни в садик, ни в школу. А кто-то из Аската мне говорил, что на Западе специально придумали вакцины, чтобы нашу нацию убить. Зачем тогда в западных странах привиты все без исключения?..
— Кстати, какие отношения у вас складываются с родителями пациентов?
— Бывает, что люди жалуются на долгое ожидание в очереди. Но всех мам можно понять. Когда ребёнок заболеет — никто молчать не будет.
Многим родителям не нравится, когда на дом приходит участковый терапевт. Возмущаются: «Когда заболеем, тогда и приходите!» Но мы обязаны проверять состояние новорожденных детей, потому что некоторые заболевания на ранней стадии не заметит даже любящая мать. Тем более, что участились случаи синдрома внезапной смерти младенцев. Бывает, что дети умирают на пути домой из роддома, хотя этого ничто не предвещало. Не зря временной отрезок до месячного возраста называется периодом адаптации.
— А что могут заметить врачи?
— Мы проверяем, как зарастает родничок, есть ли все соответствующие возрасту рефлексы. Ставим прививки, на вторые сутки после вакцинации приходим и смотрим, какое состояние у ребёнка, есть ли отёк в месте укола.
— Интересно, сложно ли учиться на врача?
— Вместе со мной подавали документы в Барнаульский мединститут три моих одноклассника. Никто из нас не поступил: мы не смогли сдать экзамены. Ребята пошли в медицинское училище или вовсе решили получить другую профессию. Я тоже была в других институтах, но мне нигде не понравилось. Поэтому я устроилась в больницу санитаркой, чтобы через год снова попробовать поступить. Так я проработала год в отделении по переливанию крови. Вечерами училась на рабфаке. И с сентября следующего года училась на педиатра, как того и хотела.
Меня часто спрашивали: зачем, мол, идёшь в педиатрию, иди лучше на «взрослого» врача! Я отвечала так: «этих взрослых не переслушаешь!» А если серьёзно, то, конечно, педиатром работать трудно. Лежит перед тобой безмолвное тельце — и попробуй догадаться, что же у него болит. Поэтому у нас двойная работа, и с маленьким, и с его мамой. Есть родители, которые хорошо мне помогают в диагностике. Только их послушала и сразу поставила диагноз.
— После учёбы вернулись в Чемал?
— Да. Сейчас молодые врачи для начала практикуются в качестве интернов, а меня сразу на должность педиатра поставили — не было таких специалистов в больнице. Терапевт сказала: «Буду тебя курировать, ты спрашивай, если в чём засомневаешься». Запомнился случай, когда мама привела в больницу ребёнка с банальным, на первый взгляд, увеличением лимфоузлов. «Врачи в таких ситуациях назначают антибиотики», — сказала мне терапевт. А я, памятуя, как нас учили в институте, решила провести более детальную диагностику. Её результаты меня насторожили, и я направила ребёнка на снимок грудной клетки. Оказалось, что у мальчика лимфогрануломатоз — рак лимфоидной ткани.
К сожалению, у нас в районе много детской онкологии. До сих пор стоит в глазах один ребёнок… Его мама всё никак не могла с работы отпроситься, чтобы сводить сына в больницу, поэтому, чтобы хоть как-то помочь, давала ему витамины.
А ребёнок уже пожелтел весь. С первого взгляда было видно, что у него серьёзная патология… В 11 часов утра его положили в больницу, а в 2 часа дня он умер. Вскрытие показало, что у него была лимфома. На витаминах она до такой степени выросла всего за неделю приёма. Матери — огромное горе, она никогда себя не простит.
Многие думают, что можно лечиться витаминками. К чему? Их нельзя принимать без назначения медицинского работника. А лечение ребёнка лучше доверить врачу, чем потом корить себя всю свою жизнь.
— Не хотелось бы завершать разговор на такой грустной ноте. А как вам удаётся находить общий язык с малышами, которые боятся людей в белых халатах?
— Сейчас дети стали гораздо спокойнее! К тому же, мы стараемся их каким-то образом отвлекать. У нас есть механический попугай. Ребятишки приходят и с порога заявляют: «Мы пришли посмотреть говорящего попугая!»
Как-то раз я проводила осмотр в больничной палате, большой, на шесть человек. Одна маленькая девочка горько плакала. Спросила её: «Что случилось? Я ведь просто вас смотрю». А она мне в ответ заявила: «Я всё знаю! Это ты тётенькам говоришь, чтобы они нам потом уколы делали!»
Беседовала Ксения Огорелкова
На фотографии пресс-службы правительства РА: медсестра Айсура Ялбакова, Пьянкова Виктория с дочерью Еленой и участковый педиатр Ирина Захарова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Print Friendly
Чемальский вестник
Счетчики
Индекс цитирования. Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг алтайских сайтов
«Узнай о своих долгах»!
Рейтинг@Mail.ru