Радиоканал Чемал Плейлист
Календарь
Январь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Август 1937 года. Стоял яркий солнечный день. Наш отец, Федор Сергеевич Тозыяков, был болен, стар, однако подумывал еще поработать. Но не довелось ему начать новый учебный год в небольшой деревушке Узнезя, где прожил всю жизнь со своей огромной семьей. В тот день приехал из Эликманара милиционер и велел ему срочно явиться в районное отделение милиции.
Домой из райцентра он не явился. Не явился и на следующий день, на третий. Не вернулся по сей день. И с тех пор его дети, а их было восемь, носили клеймо детей «врага народа». Начались черные дни для нашей семьи. В доме было все переворошено, почти сразу отобрали половину дома, урезали огород, отказали в получении продуктов из магазина. Старшие были уволены с работы, а те, кто учился, – изгнаны из учебных заведений. Односельчане стали нас сторониться, обходили наш дом, не заводили разговоров».
Из воспоминаний Нины Федоровны, старшей дочери:
«У дверей завозни в Эликманаре, где находились репрессированные, стоял один охранник. Я умолила его вызвать отца, папа вышел в нижней рубашке и кальсонах, весь в поту. В помещении сарая от скопления народа была страшная духота. Отец только одно сказал: «Тяжело. Не вынесу. Здесь находится Григорий Иванович. Нас скоро этапируют».
Из книги «Жестокого времени дети», автор В.Ф. Тозыякова (отрывок):
«Свиданий с отцом в районе не давали, передачи не принимали. От него тоже не получали весточки.
Однажды в полдень, это было уже осенью, мама куда-то ушла, а я мыла посуду после обеда. Через дорогу от нашего дома была небольшая поляна под горкой. Здесь, в тени, всегда ожидали попутную машину сельские ребята, учившиеся в Ойрот-Туре.
Случайно посмотрев в окно, я увидела на этом месте мужчин. Их было человек 20-25. Они тоже, видимо, присели отдохнуть. Когда присмотрелась внимательней, увидела отца. Он полулежал и смотрел в окна своего дома. Я поняла, что их конвоируют в областной центр пешком по тракту. Быстро собрав кое-что из еды, выскочила на улицу, но на поляне уже никого не было. Догнала я колонну почти за деревней. Отец шел последним, заложив руки за спину. Я подбежала к нему, не обращая внимания на конвой, передала хлеб. Словами, кажется, мы никакими не обменялись, я сильно плакала. Долго, пока арестованные не скрылись за поворотом, я смотрела им вслед.
Вполне возможно, что среди голодных, полуоборванных, несчастных людей был и Григорий Иванович. Эта разлука до сих пор в моих глазах. С того времени никто из родственников не видел Федора Сергеевича, несмотря на попытки получить свидание в Кызыл-Озеке.
Так шли дни за днями, годы за годами, никаких вестей. Жив ли, где находится?
Федор Сергеевич расстрелян 12 ноября, а Г.И. Гуркин – 4 октября. Когда я знакомилась с делом отца в прокуратуре республики, то там не раз упоминается о связи отца с Гуркиным, об их совместной контрреволюционной пропаганде. И в доносах на отца тоже упоминается имя Г.И. Гуркина».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Print Friendly

Pages: 1 2 3 4 5 6 7

Добавить комментарий

Чемальский вестник
Счетчики
Индекс цитирования. Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг алтайских сайтов
«Узнай о своих долгах»!
Рейтинг@Mail.ru