Плейлист

IMG_0757

Андрей Рогозянский, папа, обучающий своих детей дома, делится впечатлениями и выводами о возможностях, которые дает форма семейного образования. Это — частный опыт одной семьи.
Тема семейного образования для меня как родителя проста и привычна — из пятерых моих школьников только один ходил в класс на протяжении нескольких лет. Старшие сыновья давно отучились экстерном, получили аттестаты и поступили, продолжив свое образование (Санкт-Петербургские музыкальный колледж им. Н. А. Римского-Корсакова и Университет кино и телевидения). Две дочери в скором времени станут выпускницами, младшая, обучаясь также на дому, нынешним летом перешла в 3-й класс.
Результаты, слава Богу, радуют, так что учителя, ранее не имевшие опыта работы с экстернами и поначалу искренне не понимавшие, что это за семейное образование такое, стали выражать одобрение и поддержку. Что побуждает маму и папу начать учить детей вне школы? Семейное образование объединяет разных родителей. Семейное образование — это и творчество, и твердость устоев одновременно. Сбережение детства и незаформализованный подход к развитию ребенка — вот главные ориентиры и цели.
Сегодня я могу сказать с уверенностью: школьная среда конкурирует с семьёй за душу ребёнка. Хотим мы того или нет, между ними происходит как бы перетаскивание каната, невидимое, но вполне ощутимое. Тем, кому дороги семейные ценности, семейное обучение определенно стоит попробовать!
Если линейно перенести рамку общеобразовательной школы на жизнь ученика-экстерна и его родителя, может показаться, что школа на дому — удел высоколобых умников и экспериментаторов. Воображение рисует изнурительный марафон, в ходе которого родитель с частотой одного раза в сорок пять минут меняет обличья, от преподавания рисования до интегрального счисления и от ОБЖ до особенностей экономической географии государств Юго-Восточной Азии.
Это ошибочное мнение. Семейное образование практикуют совершенно обычные родители и дети. Желание и собранность при этом требуются больше, чем особые дарования. Выучить детей на «отлично» может родитель, не имеющий высшего образования. А уж курс начальных классов осилит с ребенком практически каждый. Педагогический навык естественен для пап и мам. Любой из родителей для своих детей — природный учитель и педагог.

Сохранится ли в будущем школа в своем привычном виде, мы не знаем. Ясно, что роль школьного учебника и пересказа его содержания учителем в классе уже не столь велика. Возможности для самообразования ширятся с каждым днем.
Организационно, в жизни общества школа высится этакой громадой. Однако аттестационные требования не содержат в себе ничего сверхъестественного.
Школа ужасно громоздка. 90% своих стараний она тратит на обустройство классно-урочного конвейера — оперирование большими ученическими массами, координацию, согласование, администрирование, бухгалтерию, безопасность, учет и контроль. Ненормальная скученность в классах по тридцати и более человек исключает индивидуальную работу.
Различие в способностях и показателях успеваемости разных детей вынуждает педагога устанавливать планку преподавания на уровне среднем и ниже среднего. Классно-урочная система — плод мучительного компромисса. Черепашьим шагом движется учебный процесс, дожидаясь, пока до самых слабых дойдет содержание прописных истин.
Сесть и сделать пять-семь уроков русского и по половине раздела географии и истории — это нормально, в самый раз! Новые темы наши дети разбирают без участия старших, исключение составляет лишь английский язык. Периодического просмотра родителя требуют проблемные дисциплины. Этот распорядок постепенно отлаживался у нас в первые годы, ведь для начала следует научить ребенка учиться.
Дети-«семейники», как правило, бывают прекрасно подготовлены к первому классу: свободно читают, считают, пишут и пересказывают, имеют неплохую эрудицию, послушны, внимательны, старательны, собраны. Меньше отвлечений, срывов в баловство и дурачение. Ничто не мешает ребенку учиться!
Под конец второго класса он обычно уже входит в ритм, и взрослому не приходится корпеть, организовывая учебу «от и до». В многодетных семьях старшие дети, «эксперты», недавно только освоившие тот же курс, неплохо сопровождают младших и помогают им.
Наконец, наступает момент, когда взрослый замечает, что дети сами начинают ограничивать его участие в обучении. Вместо хождения под родительским оком они предпочитают разбирать материал самостоятельно и задавать отдельные вопросы. С этого момента мотор самообразования заработал, поздравляем!
Но это полдела. Облегчив школьное бремя, мы получаем встречную проблему: чем занять детство? Частью чего, какого проекта подготовки к жизни, развития и воспитания таковое является.
Конечно же, семейное должно означать превосходное, никак не иначе! Важен не сам по себе нешкольный статус ребенка, но практическая деятельность, осуществляемая в близком контакте с наставником, профессионалом и мастером своего дела.
Одиннадцать лет до окончания школы — период жизни, в который большинство детей, к великому сожалению, монотонно «проходят» тему за темой (подобное обучение философ и учитель по профессии Василий Розанов (1856–1919) называл «уроками ботаники на дровяном складе»). А ведь время это может быть отдано поистине замечательным открытиям, прикосновению к гармонии, к истории культуры, работе над собой и стремлению вперед!
Сложилось определенное недопонимание по поводу социальности. Странно бывает слышать, что молодой человек, воспитываемый по лекалам массовой культуры, захваченный подростковыми модами и поветриями, якобы соответствует социальным критериям и потребностям. Эгоизм и расслабленность, пошлость и стадность ни в коей мере не могут рассматриваться как общественно положительные явления!
Семейное образование — штучный товар. В перспективе образование на дому в России останется уделом немногих. Напомним, что в США экстерном учатся около 1,1 миллиона детей. Ассоциации хоумскулеров, активные, деятельные, охватывают всю территорию страны.
Школа удобна. Для современности она играет ровно ту роль, которой не хватает семье, экономике, государству, политике. Это социальная технология, отлаженная и позволяющая родителям ходить на работу, детям быть занятыми, а политикам и правителям кроить нужным образом мировоззрение новых поколений.
Напротив, семейное образование — это не какое-нибудь отдельно взятое решение, но выбор всего направления жизни. Это то, что заставляет старших размышлять и искать, переустраивать себя самих. О нешкольной учебе детей не может идти речи, пока в доме не установлена положительная и плодотворная среда, пока нормой не стали тесные, дружеские отношения с родителем, самостоятельность и сотрудничество, настрой на получение конечного результата.
Печатается в сокращении
Журнал «Фома», сентябрь 2017
На фото: Встреча семей, практикующих семейное обучение

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Print Friendly
Чемальский вестник
Счетчики
Индекс цитирования. Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг алтайских сайтов
«Узнай о своих долгах»!
Рейтинг@Mail.ru